07
Апрель
2015

ИНТЕРВЬЮ С ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ НАЦИОНАЛЬНОГО ФОНДА РАЗВИТИЯ ФИНАНСОВЫХ УСЛУГ О ТОМ, КАК МИНИСТЕРСТВО НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ ПРЕПЯТСТВУЕТ СПИСАНИЮ БЕЗНАДЕЖНЫХ КРЕДИТОВ

11 февраля 2015 года Нурсултан Назарбаев дал поручение разработать план, который поможет избавиться от наследия проблемных кредитов и решить вопрос реструктуризации долгов по ипотечным кредитам. В результате было принято решение - правительство выделит 130 млрд тенге. Однако деньги до сих пор не освоены. Больше того, не факт, что они попадут в банки и помогут людям.

Рефинансированию подлежат ипотечные жилищные займы, выданные в период с 2004 по 2009 год, по которым залогом выступает единственное жилье заемщика и его супруги (супруга). Механизмом оказания поддержки будет являться рефинансирование ипотечных жилищных займов (изменение условий погашения ипотечного жилищного займа) путем выдачи нового займа на условиях пониженной ставки вознаграждения, изменения валюты займа и/или увеличения срока кредитования. В рамках программы поддержка предусмотрена в первую очередь для ипотечных заемщиков, относящихся к социально уязвимым слоям населения; заемщиков, получивших ипотечные жилищные займы в иностранной валюте; заемщиков, получивших ипотечные жилищные займы в национальной валюте и имеющих просроченную задолженность.
Тем не менее программа, несмотря на весь заявленный оптимизм, может оказаться под угрозой срыва. По крайней мере так считает председатель Национального фонда развития финансовых услуг РК Михаил Кленчин.

- Михаил, вы говорите о том, что программа помощи ипотечникам не может быть реализована. Но почему государство вообще должно помогать должникам, какой в этом смысл?

- То, что сегодня под угрозой срыва программа помощи заемщикам по ипотечным жилищным займам, – это лишь верхушка айсберга, то есть малая часть проблемы, которую давно уже нужно решать. Ведь в Казахстане доля проблемных кредитов по ипотечным жилищным займам составляет только 570 млрд тенге, а всего таких проблемных кредитов в Казахстане в семь раз больше - 4 трлн тенге.

Этот снежный ком копился долгие годы, что привело к ряду негативных последствий. Во-первых, это социальная напряженность. Так, многие физические лица, получившие займы в 2004-2009 гг., пережившие две девальвации и не в состоянии оплачивать кредиты, настроены агрессивно и готовы идти на крайние меры, а это чревато, потому как обстановка может стать взрывоопасной.

Во-вторых, казахстанским банкам присваиваются низкие рейтинги – это происходит в том числе из-за огромного объема «плохих кредитов». В результате ухудшается инвестиционный климат в целом. Инвесторы, видя такие нелицеприятные цифры, попросту, не вдаваясь в подробности, отметают даже саму возможность инвестирования. В-третьих, банки, даже понимая, что они уже не получат этих денег, продолжают из года в год учитывать суммы в балансе, что искажает реальную статистику.

Поэтому необходимость разрешения этой проблемы назрела очень давно. Нельзя продолжать уподобляться страусу, прячущему голову в песок. Нужно признать, выработать решение, сделать соответствующие выводы и не допустить подобного в будущем. Здесь уже затрагиваются общегосударственные интересы, а также стабильность всей экономики страны, поскольку именно банки обеспечивают ее работоспособность. И если что-либо препятствует банкам, то это немедленно отражается на стоимости кредитов для бизнеса, на ставках по банковским вкладам, негативно сказывается на других условиях.

Списать основной долг нельзя, но можно решить вопрос с процентами

- Но если это так, то почему бы банкам попросту не списать все эти суммы, тем самым начав, так скажем, с чистого листа?

- Банки не смогут этого сделать в силу ряда причин. Для начала следует определиться - задолженность перед банком состоит из суммы основного долга, вознаграждения, пени.

Однако президент озвучивал ранее, что и речи быть не может о прощении тех сумм, которые фактически были получены в банке, их придется возвращать в любом случае, то есть основной долг. Но зато его предполагается рефинансировать с уменьшением под минимальный процент – 3% годовых, то есть, например,

если человек получил кредит под 20%, то сейчас эта ставка будет снижена до 3%.

А вот о прощении вознаграждения и пени уже может идти речь.

Это очень существенно, поскольку в сумме они порой могут превышать сумму основного долга. Например, если человек получил кредит 100 000$ под 10% годовых (а это очень низкая ставка, многие получали под гораздо более высокие проценты) на 20 лет, то по истечении указанного срока он должен был суммарно выплатить банку 300 000$, то есть вознаграждение – 200 000$. И это еще без учета пени за просрочку. И вот сейчас предлагается программа, которая предусматривает прощение всех сумм вознаграждения и пени с одновременным снижением процентной ставки всего до 3% по основному долгу. Согласитесь, это очень заманчиво для заемщиков.

- Неужели банки готовы пойти на такое списание, ведь они полностью потеряют прибыль по этим займам?

- Совершенно верно, для банков это огромные убытки, поэтому в течение многих лет дело не сдвигалось с мертвой точки. И потребовались огромные усилия, чтобы заставить банки пойти на такие условия, с прощением заемщикам не только вознаграждения, но и набежавшей пени. Именно для этого, в целях стимулирования процесса, государство выделяет банкам те самые 130 млрд. То есть Национальным банком проведена титаническая работа, разработана программа, которую банки приняли, и уже сейчас готовы списать и простить долги, а также предоставить минимальную 3%-ную ставку. Поэтому и самим банкам нужно сказать спасибо, что они пошли на это, тем более 130 млрд предоставляются банкам от государства не просто так, а в долг, на условиях возвратности.

Списанию долгов мешает налоговая система

- Если банки готовы списать просроченные пени, отказаться от получения с заемщика вознаграждения, простить комиссии и государство выделило для этого 130 млрд, которые к тому же будут банками возращены, то в чем проблема, почему такая выгодная для всех программа «буксует»?

- Да, банки готовы прощать. Более того, повторюсь, речь не только об ипотечниках, а в целом по всем другим займам. И многие банки готовы списывать подобным способом задолженности, причем не только по вознаграждению и пени, но даже могли бы списать в некоторых случаях основной долг. Но сделать они этого не могут в силу несовершенства налогового законодательства.

- Что именно в законодательстве не так?

- Согласно Налоговому кодексу,

в случае прощения долга с этих сумм банк должен оплатить 20% КПН (корпоративного подоходного налога), а также заплатить 10% от прощенных сумм за самого заемщика,

поскольку у последнего возникает налоговое обязательство в виде индивидуального подоходного налога. То есть мало того, что банк терпит убытки, отказывается от прибыли, прощает и списывает долги, так он еще и должен оплатить сначала 20, а потом еще и 10 процентов!

Конечно же, банки никогда на такое не смогут пойти, потому как у них попросту нет этих сумм, чтобы, не получив прибыли, лишиться одних денег, да еще и потратить дополнительные. Поэтому и копятся эти плохие кредиты. А возвращаясь к программе помощи ипотечников, хочу заметить, что прощение вознаграждения и пени – это ключевой момент, ради чего все и затевается. Поэтому, если не дать банкам возможность избавиться от налогов в случае списания, ни о какой реализации программы и речи быть не может.

Как налоговики блокируют закон, который ждут ипотечники

- Если программа разработана в соответствии с поручением президента, утверждена правительством, то что мешает внести такие поправки в Налоговый кодекс?

Дело в том, что внесение изменений в Налоговый кодекс производится путем принятия парламентом соответствующего закона. Но, чтобы депутаты рассмотрели такой закон, эти поправки должны быть одобрены профильным министерством. Раньше это было Министерство финансов, а сейчас, после реформирования правительства, это Министерство национальной экономики. Они попросту блокируют все инициативы и не дают одобрения. Несмотря на то что Ассоциация финансистов Казахстана и Нацбанк обращались с предложением рассмотреть возможность внесения таких поправок. При этом я хочу еще раз повторить, что

попытки урегулировать этот вопрос в налоговом законодательстве предпринимаются уже много лет, однако налоговики всегда были против.

- А почему налоговые органы против, чем они мотивируют отказ?

- Причины надуманные. Например, они говорят о том, что бюджет недополучит налоговых поступлений. Однако это абсурд, потому что бюджет и так ничего не получал с этих денег и не получит, потому что банки ни за что не будут осуществлять прощение с уплатой налогов, а будут вынуждены и дальше продолжать копить эти безнадежные займы, тем самым ухудшая портфель. Поэтому как государство ничего не получало от этих «воздушных» налоговых отчислений, так и не получит.

Вторая причина, которую называет Министерство национальной экономики, а также аналогичное мнение высказывалось от имени Министерства финансов, это то, что Налоговым кодексом и так предусмотрено освобождение от ИПН при прощении банками долга по кредиту физическим лицам.

Но давайте посмотрим, в каких случаях предусмотрено освобождение от ИПН и кому! Налоговый кодекс предусматривает это только в исключительных случаях – например, когда заемщик признан безвестно отсутствующим или недееспособоным по решению суда, объявлен умершим, а также в других редких случаях. Конечно же, это мизерная доля в проблемных займах и по ним банки и так осуществляют списание.

Таким образом,

на сегодняшний день мы не видим ни одной веской причины, чтобы не внести поправки в налоговое законодательство,

которые будут предусматривать освобождение от КПН и ИПН во всех случаях прощения банками безнадежной задолженности. Причем речь идет, как мы уже говорили вначале, не только о программе помощи ипотечникам, а в целом по любым видам займов и не только в рамках программы.

- Возможно ли такие поправки все же внести сейчас или уже поздно?

- Да, это все еще возможно. Достаточно, чтобы Министерство национальной экономики дало положительное заключение и поддержало, а далее в кратчайшие сроки законопроект может быть рассмотрен и принят депутатами. И тогда не только будет успешно реализована программа и выделенные 130 млрд принесут всем пользу, но также это будет распространяться на любые другие займы в будущем, что существенно облегчит диалог между банками и заемщиками, будет больше возможностей и ситуация в целом нормализуется.

  • pic 10
  • bank ru
  • minfin
  • imc ru
  • cif